Из зала: Такая замечательная программа, три ученика, такие у вас методики наработаны. Это же обязательно надо думать о развитие материальной базы.

Е.Н.: Да я, думаете, против? Что мы делаем. Во-первых, мы стараемся дать систему, чтобы это был не просто один человек, не просто один курс, а система. Система подразумевает воспроизводство. Мечта моей жизни, это сделать воспроизводящую систему преподавания математики, которую предложил Я. И. Для этого нам, прежде всего надо от Я.И., чтобы бы он этот весь курс проработал. Пока у нас был поисковый эксперимент – мы работали не в чистом виде, а с 6-ого класса. Во-вторых, все это должно быть записано и апробировано. Молодые ребята, которые приходят, может быть из его учеников, должны все это повторить под его руководством. Мы должны увидеть, что система повторяется. Потом мы должны показать это в других школах, посмотреть кому это интересно. Найти те места, в  которых захотят это дело внедрить. Если мы сейчас, скажем, внедряйте, они скажут, а вы дайте нам Я.И., мы и внедрим. А мы скажет, что не отдадим, мы с ним закончим.

Из зала: Надо проводить семинары для учителей.

Е. Н.: Семинары для учителей – это курсы повышения квалификации. Т.е. мы вас собрали, мы вам рассказали много интересного и дали справку. Все. Дальше что? Ничего. Мы проводили 5 лет назад курс повышения квалификации для представителей республики Южная Корея. Они хотели, чтобы мы их научили работать с одаренными детьми. Так вот они приезжали с ноутбуками, конспектировали каждую букву. И что дальше? Дальше они решили, что приятно провели время. Это другая школа, другая ментальность, другая система, ничего не могут сделать. Там учитель не может больше 5 лет работать в одной школе. Он по закону, каждые 5 лет меняет место работы. Какую систему там можно создать?

Реплика из зала: Новые, свои идеи.

Е.Н.: Идеи в Корее запрещены. Там надо выполнять закон. А у нас анархия. Кто чего хочет, тот пусть и делает. И за счет нашей московской анархии мы еще можем что-то сделать!

Вопрос: Почему сегодня здесь сегодня проходит конференция, а не в «Интеллектуале»?

Ответ представителя Филипповской школы: Здесь лекция Якова Иосифовича. Это часть Маркеловских лекций. Так повелось, что маркееловские лекции всегда проводятся здесь. За одним памятным исключением, когда они были проведены в химической лицее. Со временем они будут происходить в «Интеллектуале», но придумка совместная, чему и Евгений Николаевич свидетель.

Я.И.: Я могу частично ответить. Заслуга Евгения Владимировича Маркелова в том, что эта лекция проходит именно здесь, огромная. Он взял на себя риск. Риск, который не брала на себя директор частной школы, где я проработал почти 20 лет. Она боялась, что кто-то пожалуется, ведь моя программа не утверждена. А он этого не побоялся со всеми вытекающими последствиями. Евгений Владимирович в этой школе, где мы с вами сейчас находимся, преподавал. Так что Маркеловские чтения не случайно проходят именно здесь!

Вопрос: Основной предмет в школе «Интеллектуал» это математика?

Я.И.: Нет. Нет основного предмета. Это многопредметная школа, это не физмат школа. И на сегодняшний день наибольшего успеха добились наши коллеги биологи. Больше миру школа «Интеллектуал» известна, как школа биологическая. Потому, что там больше всего различных призов. Скажем в этом году, на региональном уровне, биологи собрали призов больше, чем все остальные кафедры вместе взятые. Эта самая яркая кафедра.

Вопрос: Правильно ли я понимаю, что в «Интеллектуале» есть разрыв со 2-го по 4-ый класс? Но поскольку 2-ой класс - это 1-ый, который набран, и дальше этот разрыв будет сокращаться, то Вы просто физически не сможете один все это сделать. У Вас есть планы? Предположим, их нет, а наши дети уже учатся?

Я.И. Я ищу последователей. Чтобы была непрерывность, нужны молодые кадры. Это острейшая проблема.

Из зала: На следующий год это Вы будете вести и 2-ой и 1-ый класс?

Я.И.: Да, и это очень плохо. Хотелось бы кому-нибудь отдать.

Представить Филипповской школы:
У меня Я.И., есть предложение. Не мог бы взяться за это вот этот Ваш ученик?

Я.И.: Он строит сейчас свою научную карьеру. Он 24 часа занимается математикой, впитывает как губка, ему интересно. Как он может сейчас отвлекаться? Да, было бы хорошо, но его тоже можно понять. У него все шансы стать хорошим ученым. Кстати сказать, я не уверен, что он с 1-ым классом сможет справиться. Он бы прекрасно смог бы, начиная с 6-ого, даже с 5-ого. Но в первом классе есть некая специфика.

Вопрос: Какая требуется компетенция от последователей, какая подготовка?

Я.И.: Хорошая математическая подготовка, на уровне хорошего технического ВУЗа. Не обязательно мехмат, может быть МИФИ, ФИЗТЕХ.

Из зала: Т.е. для начальной школы МИФИ годится.

Я.И. Да, годится, но с желанием подучиваться на ходу. И человек должен получать удовольствие от общения с детьми. Это минимум. Т.е. повар должен любить покушать. Надо получать от своей работы удовольствие, тогда она будет получаться. Она не будет сразу получаться, но, в конце концов, начнет получаться. У человека должна быть высокая степень рефлексии, т.е. он провел урок, пришел домой - проанализировал. Вот тут я ошибся, тут надо лучше сделать, а тут вот я изменю вот так. Такой человек быстро может подняться на высокий уровень. Подготовка к уроку, проведение урока, анализ. Особенно, если есть под рукой кто-то, кто может помочь.

Вопрос: У Вас нет проблемы снобизма у детей?

Я.И. Все проблемы реализуются. Все. Те, что Вы можете нарисовать теоретически, они в жизни реализуются. Конечно, есть снобизм. Но это нормально, особенно если у кого-то есть старшие браться и сестры. Вы знаете, когда небольшая разница, то снобизм возникает, когда разница запредельная – он исчезает. Я вспоминаю, что хуже всего было сдавать экзамены аспирантам. Потому что аспиранты самоутверждались перед студентами. А вот академикам, им было очень просто сдавать. Я однажды, получив двойку, пересдавал академику П.С.Александрову, мне повезло, что я получил двойку. А у него было только две оценки – четыре или пять. Четверку он ставил, если студент ничего не мог сказать, и это было для него ожидаемым. Он ожидал, что студент ничего не знает. Он ему все рассказывал и ставил четверку. И если студент чего-то отвечал, он удивлялся непомерно – откуда он это знает - и ставил пятерку. И огорчался, что не имеет возможности рассказать. Вот такая у него была манера. Это был выдающийся человек.

Реплика из зала: Я все-таки хочу вернуться к теме семинаров. Ведь это же один из способов поиска преемников, если их хорошо организовать, семинары.

Я.И. Вы знаете, вот такая форма она ничему не учит, как вот сегодня у нас. Нужна полевая форма. Чтобы человек пришел на урок, провел урок, проанализировал. Это все-таки практический навык преподавание, а не теоретический.

Реплика из зала: Но ведь каждый учитель – индивидуальность и у него могут появиться собственные идеи. Ведь он попадает в такую высокоинтеллектуальную и творческую атмосферу, то у него как у индивидуальности рождаются собственные идеи. Т.е. с одной стороны – это тиражирование, а с другой стороны тоже это может быть хорошая школа, хороший класс, но свой.

Я.И.: Ну и прекрасно. Я вообще считаю, что человек не может копировать кого-то, иначе ему не интересно будет работать. Интересно всегда делать свое. Здесь можно повторить слова В.В.Высоцкого: «Колея эта только моя. Выбирайтесь своей колеёй». Это просто призыв, показывающий, что можно вырваться из колеи, можно делать что-то такое, что выглядит, как сумасшествие. Так делайте, вперед! Вначале можете попробовать сделать что-то похожее, чтобы встать на крыло, и когда почувствуете свою силу, почувствуете, что вы можете все, идите и делайте свою программу. Пожалуйста. Это пример, никто не говорит, что можно только так. Существующая система не предполагает, что можно только так. Я не хочу заменить одну жесткую систему другой жесткой системой. Это одна из возможных, совсем не обязательно лучшая. Она может быть первая, но отнюдь не лучшая. Можно в 20 раз лучше сделать. У меня вообще нет педагогического образования.

Из зала: Но ведь есть понятие «Государственный стандарт образования»?

Е.Н.: Я работал в системе образования, еще в системе образования при МИФИ. Меня в начальную школу перевели, затем в школу «Авангард», я там директор. Но вопрос стоит в чем, что когда Вы видите педагога профессионала, и когда Вы видите педагога неформала (я, например, себя отношу к неформалам) между ними разница на уровне интонации и выражения глаз, мимики и чего хотите. Дети это чувствуют безошибочно. Педагог у них ассоциируется на подкорке с занудством, скукой и чем-то очень правильным. А неформал у них ассоциируется на подкорке, что будет что-то интересное. Очень может быть, что ожидания не оправдаются. И у неформала всегда преимущество. Самое главное, он честно не знает, как надо проводить уроки. Он не знает, из каких типов урок состоит. Он по здравому смыслу ищет свою игру. И если он ее нашел, если он педагог по призванию, это будет его чистая игра безо всяких наслоений. Если он не нашел, значит это не его, он спокойно уходит. Без комплексов, ведь он же работает в другой области. Педагог он всегда будет действовать как надо, как правильно, всегда будет иметь гарантированный стандартный результат и ничего интересного.

Реплика из зала: У меня вопрос не о стандартном результате. А о том, что есть общество, в котором мы все существуем, у общества есть какие-то требования к образованному человеку. К тому, который может создавать машину, лечить людей и т.д. Т.е. есть некое общественное требование стандарта и если на каждом месте будет проявляться какие-то пределы различий, пределы требований?

Е.Н.: Я говорю как администратор. Государственный стандарт прописан. Понятие, какой должна быть школа жестко формализовано. Оно, если честно, абсурдно. Вы понимаете, с одной стороны стандарты говорят о том минимуме, который надо. Но учителя практики понимают, что этот минимум никогда никем не выполняется и выполниться не может. Заметьте, что педагогическая общественность очень любит наукообразные термины. Вот когда читаешь какую-нибудь директиву или программу, я ловлю себя на мысли, что я не знаю некоторых слов. И это болезнь. И педагоги, когда чувствуют свою ущербность, они начинают ее восполнять наукообразными терминами. Это так, чисто эмоционально, то, что касается стандартов.

Представитель Филипповской школы: По поводу стандартов. Это чрезвычайно вредная штука – образовательный стандарт. Сама идея образовательного стандарта происходит от глубокого непонимания природы образования, как вида человеческой деятельности. Непонимание того, чем работа с человеком незнающим при преобразовании его в человека, знающего все больше и больше, отличается от обработки деталей на токарном станке. Вот к последнему процессу понятие стандартов вполне применимо. И оно обязано применяться. А вот всякая попытка применения стандарта к образованию, она ничего не вызывает кроме глубочайшего кризиса образования и это совершенно не зависит от его содержания.

Обновления на нашем сайте

Статья об итогах ЕГЭ-2018: в какую школу отдать ребенка, чтобы он потом сдал ЕГЭ на 100 баллов?

Стали известны первые итоги ЕГЭ-2018 и составлен Топ-20 лучших школ по конкурентоспособности выпускников

Весенний Олимп-2018

Очередные успехи второклассников, занимающихся по методике Якова Иосифовича Абрамсона.

Первая Олимпиада по арифметике в Санкт-Петербурге

В Санкт-Петербурге прошла Первая Олимпиада по арифметике.

Мастер-класс Якова Абрамсона в Санкт-Петербурге

7 мая Яков Иосифович дал мастер-класс в присутствии будущих учителя и куратора набранного 1-го класса по своей методике в 18-ой школе Санкт-Петербурга (на Васильевском острове, пр. Кима).

Участие Якова Абрамсона в VIII Открытом выездном семинаре учителей математики

В Санкт-Петербурге в период с 30.04 по 6.05 Яков Иосифович Абрамсон принял участие в VIII Открытом выездном семинаре учителей математики. Также, 7-го числа, Яков Иосифович дал мастер-класс в одной из школ города, в которой планируют с сентября запустить первый класс по авторской методике преподавания.